Как правильно разжечь рюкзак…

Советы бывалого туриста

В поход надо брать только самое необходимое. Не советуем брать в поход всю вашу коллекцию картин. Достаточно взять лишь малых голландцев – они будут превосходно смотреться в отблесках костра.

Заранее договоритесь с друзьями, кто из вас берёт в поход книги, кто микроволновку, а кто – микроскоп.

Очень важно правильно подобрать рюкзак для похода. Помните, что синие рюкзаки с розовыми сапогами уже давно не носят.

Часто бывает так: наберёт неопытный турист полный рюкзак вроде бы нужных вещей, а его более опытные товарищи раз – и не возьмут его в поход! Впрочем, мы этот вариант сегодня не рассматриваем. Наши советы – на случай, если вас всё-таки возьмут.

Обувь для похода надо подбирать такую, чтобы в ней было удобно спать.

Одежду, обувь и организм необходимо подготовить к походу. Ещё в городе походите пару месяцев в походной обуви, попейте походной водки, разносите желудок тушёнкой.

К сожалению, тушёнку из рюкзаков сейчас постепенно вытесняет лапша быстрого приготовления. Это печально, ведь вместе с тушёнкой уходит из походной жизни и хорошая закуска.

В походе просто необходим компас. Ведь с его помощью можно легко отыскать на деревьях мох.

Мыла берите с собой ровно столько, сколько надо, чтобы помыть руки. Еды берите, чтобы не умереть с голоду. А вот спичек возьмите побольше – чтобы не умереть от отсутствия спичек.

Спички можно хранить в презервативе. В походе пригодятся и сухие спички, и презерватив. К тому же, так можно легко объяснить потом, зачем вам в походе понадобились презервативы.

Что касается средств личной гигиены, то возьмите самый минимум – один литр 95-процентного раствора этанола.

Для того, чтобы не только правильно, но и эффективно расставить в рюкзаке все ваши вещи, можно пригласить опытного мерчендайзера. И тогда, возможно, к концу похода всё это выгодно купят.

Женщин нужно брать в поход столько, сколько вы унесете их барахла.

Брать или не брать в поход тест на беременность – такой выбор предстоит сделать только вам.

Не забудьте взять с собой хорошее настроение. Упакуйте его в фольгу и в пластиковую бутылку и спрячьте подальше от друзей, хорошее настроение у которых кончится на вторые сутки похода.

Ненадёжно спрятав в рюкзаке бутылку, вы рискуете промочить горло.

Уложив всё необходимое в рюкзак, а затем надев его, подумайте ещё раз, стоит ли куда-то идти. Возможно, имеет смысл сразу устроить привал – построить шалаш из диванных подушек, попеть песен у ковра и угомониться.

А теперь несколько советов тем, кто не угомонился

Привал или стоянку следует устраивать там, где есть самое необходимое — дрова и вода. Поэтому самое выгодное место для лагеря — между лесопилкой и водонапорной башней.

Но на всякий случай перед походом в поход поинтересуйтесь у опытных туристов, где можно посидеть вечером вдвоем-ввосьмером, без спиртного.

Придя на место привала, первым делом обратите внимание, какая вокруг была красота.

Вторым делом убедитесь, что ни одна сволочь не взяла фотоаппарат.

Следом за этим приступайте к разжиганию костра. Очень крутым считается разжечь костёр с одной бутылки.

Постарайтесь перед походом хорошенько выучить созвездия и наиболее привлекательные звёзды, поскольку для многих девушек «Вега», «Кассиопея», «Альдебаран» звучат как гипноз.

В палатку с собой нужно брать только самое необходимое: цветы, шампанское и хорошее настроение.

Спать в палатке лучше лёжа. Это сэкономит ваши силы в походе. Но если ночёвка застала вас на отвесной скале, ставьте палатку так, чтобы стоять в ней головой вверх.

Если ночёвка застала вас в электричке, то можно обойтись и без палатки.

Для отпугивания зверей и насекомых положите у входа в палатку свои носки или ноги. Кроме того, можно пометить углы палатки изнутри.

Не разводите костры в палатках, иначе вам будет слишком горячо спать.

Выйдя утром из палатки для утреннего ритуала, обязательно обратите внимание на направление ветра… Ну, и, конечно, на красоту.

И последнее, о чём хочется сказать.
Многие начинающие туристы спрашивают, можно ли брать в походы детей.
Детей в поход берите смело. Эти хитрые существа лишь прикидываются маленькими и слабыми. На самом деле они неимоверно сильны и выносливы. Об этом свидетельствует картина В. Г. Перова «Тройка». Поэтому детей в походе следует считать не обузой, а наоборот – основной тягловой силой.

© 2008 «Красная бурда»

© Леонид Каганов. Оригинал здесь.

Судья: Итак, вчера мы остановились на том, что обвинение требует для девушек 7 лет лишения свободы. Патриарх, какие у вас пожелания суду?
Патриарх: Я умываю руки.

Судья: Только не здесь. Туалет в коридоре налево.

Патриарх: Я в смысле, пусть суд думает сам, не маленький. Я здесь ничего не решаю, только иск подаю. А то опять скажут, что оказываю давление, как с той квартирой. Буду сидеть и молчать.

Судья: Хорошо. Для допроса вызывается свидетель Иисус. Иисус, поясните Хамовническому суду, как правильно писать в материалах дела — амвон, авмон или авном?

Иисус: А я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас. Ибо если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?

Судья: Первое предупреждение Иисусу! Разжигание религиозной ненависти к язычникам!

Патриарх: К язычникам нормально.

Журналист: А Иисус не мог бы говорить помедленней и покороче? Твиттер не резиновый.

Судья: А, кстати, чуть не забыла: удалить из зала журналистов!

Адвокат: Протестую! Верните журналистов и не перебивайте ценного свидетеля!

Судья: Протест отклонен! Иисус, сообщите Хамовническому суду, как вы получили от подсудимых девушек оскорбление своих религиозных чувств и глубокую душевную рану.

Прокурор: Самую глубокую в жизни! Вас нигде еще так не оскорбляли!

Иисус: Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. Что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?

Судья: Это угроза суду или оскорбление? Кто здесь сучок? Второе предупреждение Иисусу! Иисус, подтвердите Хамовническому суду, что подсудимые действовали по мотивам религиозной ненависти.

Иисус: Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас.

Судья: Третье и последнее предупреждение Иисусу! Вы вообще понимаете, где находитесь? Вы не у себя дома! Это Хамовнический суд! Вам доводилось бывать в суде?

Патриарх: Да был он, был! У него есть судимость, я читал! Я вам писал тайный рапорт!

Судья: Ах, так у него тоже судимость?! Я всё поняла! Свидетелю Иисусу изменить меру пресечения на взятие под арест! Это и есть четвертый участник! Они действовали преступной группой по предварительному сговору!

Иисус: Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные. По плодам их узнаете их. Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное. Многие скажут в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие…

Сержант охраны бьет Иисуса справа по почкам. Иисус подставляет левую сторону.

Адвокат: Я протестую!

Судья: Удалить всех адвокатов из зала суда! Удалить всех! Привести больше полиции! Запереть окна и двери! Зажечь свечи! Расчертить на полу пентакль! Расчехлить козлиный череп! Больше ада! Больше!

Самый целеустремлённый человек — это тот, который очень хочет в туалет. Все препятствия кажутся для него несущественными. Ведь он готов сделать все что угодно, лишь бы достичь своей цели! Самое интересное, что все мы переживали этот бесценный опыт :).
В следующий раз, когда будете рассказывать себе и другим интересную историю об отсутствии результата в вашей жизни — прочитайте это:

Я описался, потому что:
— не было времени сходить в туалет…
— я был слишком уставший…
— потерял надежду… Я не верил что смогу добежать.
— ну конечно. Он то – добежал. У него ноги вон какие длинные…
— я слишком глуп чтобы это сделать…
— я уже 5 раз описывался. У меня никогда не получится добежать…
— это явно не для меня…
— я постучался в туалет – но мне не открыли…
— мне не хватило мотивации…
— у меня была депрессия…
— у меня нет денег на туалет, я не могу себе этого позволить!
— Решил сходить завтра!
— все туалеты уже давно заняты, надо было идти лет 10-20 назад…
— чтобы пописать, нужно оказаться в нужное время в нужном месте и воспользоваться шансом…
— все туалеты платные, для того чтобы нормально сходить в туалет, нужен начальный капитал.
— у меня слишком маленький опыт (вообще нет опыта) посещения туалета, я могу опИсаться…
— у меня ничего не выйдет, все мои знакомые пытались – и не дойдя до туалета, опИсались…
— я технарь (гуманитарий), у меня нет туалетной жилки…
— …

Оригинал был здесь.

В нашу программистскую фирму прислали базу данных немецкого клиента для тестирования. Чтобы убедиться, что программа работает хорошо с реальными данными.
Тестировщики — люди весёлые, сразу нашли в базе некоего Шварцкопфа и уволили, внеся комментарий «за крашеные волосы».

Дальше — больше.

Некоего Альберта Шпеера отстранили от работы в ночную смену, указав в комментарии «подозревается в связях с Гитлером».

Работа спорилась, геноцид рос.

Целый отдел был уволен с комментарием «В газенваген» (естественно на немецком языке).

Апогеем стало разжалование директора в завхозы, и введение должности
«оберштурмбанфюрер» и принятие на неё (как вы уже наверняка догадались)
Макса фон Штирлица.

Элемент реальности в игру тестировщиков внёс туповатый чувачок, который хотел проверить как работает почтовый сервер. В итоге, всем вышеозначенным персонажам а также их менеджерам были отправлены по базе данных на их реальные е-мейл-адреса вышеуказанные комментарии.

(с) http://www.anekdot.ru/an/an1109/o110911;1.html

Что мы едим?
СОЛЬ ПОЖАРЕННАЯ

Состав:

Увкуснители вкуса – анукатомат натрия, суицинат калия
Охренители вкуса (Ё 10000) – сервант натрия, первонах нахрия, оксалат сельдия
Зачудитель вкуса
Проявитель и закрепитель вкуса
Омяснител, околбаситель и шаурмитель вкуса
Заместитель мяса
Алкоголизатор вкуса
Повелитель и укротитель вкуса
Запретитель вкуса на основе ататата натрия
Кетцалькоатль и эйфьятлайокудль вкуса, идентичные натуральному
Удлиннители послевкусия
Подсадитель на вкус и запах (привыкатор)
Списсфикатор вкуса (удифсители)
Подпуститель запаха
Ассенизатор запаха
Дечеснокизатор вкуса и запаха
Усилитель укуса
Антислёживатель и антисъёживатель продукта
Подсолитель соли
Подсластитель отрыжки
Растлитель на основе растлительного масла
Опохмелитель, идентичный натуральным
Полиэтилятор, идентичный пищевому полиэтилену
Негруститель (похруститель)
Стабилизатор студня
Разрыхлитель стула
Голодоутолитель и пузонаполнитель
Наполнитель этикетки
Ценоувеличитель
Усилитель смысла
Анукаповторитель
Легкоглотат натрия
Пармалат натрия, идентичный мармалату гафния

© 2011 «Красная бурда»

— Мужчина! Стойте! Мужчина в капюшоне!
— Да, это я…
— Я вам свистел. Почему вы не обернулись?
— Я что, шлюха – на свист оборачиваться?..
— Вы знаете, что нарушили?
— Что нарушил?..
— ПэДэДэ нарушили.
— Как-как?..
— ПэДэДэ.
— Что?..
— ПэДэДэ!!!
— А ещё раз повторите, пожалуйста. У вас это так замечательно получается…
— Хорош паясничать! Вы совершили переход в неположенном месте.
— Ну, я же не Суворов…
— Почему?
— Как почему? Во-первых, у меня фамилия другая. А во-вторых – Суворов уже давно мертв…
— Нет. Причем здесь Суворов?
— Ну, Суворов совершил переход через Альпы, а я всего лишь в неположенном месте…
— У вас документы есть?
— Есть. Есть уставные документы ООО «Связьпромстрой». Только это нотариально заверенные копии. Вас устроит?
— Мне нужны документы, удостоверяющие вашу личность.
— Да какая я личность? Вот Суворов был личностью…
— Прекратите, говорю. Если нет документов – я вас задержу.
— Произведу задержание…
— Что?
— Правильно говорить: «Произведу задержание». А задерживают только преждевременное семяизвержение…
— Ты клоун что ли?
— А вы клоуна ищете? Я как раз видел одного. По телевизору.
— Наркоман?
— Шерлок Холмс.
— Что «Шерлок Холмс»?
— Шерлок Холмс был наркоманом. Я думал, что мы в ассоциации играем…
— Ты наркоман?
— Клоун-наркоман – это триллер какой-то…
— Ты почему дорогу не по зебре переходишь?
— И кто из нас наркоман?
— Так, давай в машину, сейчас вызову патрульный экипаж.
— А я сейчас упаду лицом об асфальт и потом скажу, что это вы меня били…
— Да что с тобой такое, мужик?
— У вас героиновая ломка когда нибудь была?
— Нет.
— И у меня нет.
— Так, вали отсюда нахрен!
— Ну почему сегодня никто не хочет со мной разговаривать?…

Желудок рекомендует

Фирменные ПРОДУКТЫ ПИТАНИЯ

Молоко «Домик в Швейцарии»

Йогурт «Утипутис»

Мороженое «Баскин & Колбаскин»

Батон нарезной, калибр 120 мм

Корм для мужей «Подогрей»
Читать далее

В южном Лос-Анжелесе четырехэтажный дом был охвачен пламенем и сгорел дотла.
На первом этаже жила нигерийская семья из 6 человек, занимавшаяся подделкой чеков. Вся семья погибла. Группа из семи нелегальных иммигрантов, исламистов из Кении, сумевших обмануть муниципальных работников и получавших социальную помощь, жила на втором этаже. Все они погибли. Шесть членов латино-американской шайки, занимавших третий этаж, тоже погибли. Из жильцов дома в живых осталась лишь семейная пара белых, занимавшая четвертый этаж.
Эл Шерптон, Джон Бурис и Джесси Джексон были возмущены этим фактом и вылетели в Лос-Анжелес на встречу с начальником местной пожарно-спасательной службы, где в резкой форме потребовали ответа, каким образом все черные, мусульмане и латиноамериканцы погибли и лишь белая пара осталась в живых? Ответ начальника пожарных был краток:
«Потому что они были на работе»….»

источник

Петров пришел во вторник на совещание. Ему там вынули мозг, разложили по блюдечкам и стали есть, причмокивая и вообще выражая всяческое одобрение. Начальник Петрова, Недозайцев, предусмотрительно раздал присутствующим десертные ложечки. И началось.

— Коллеги, — говорит Морковьева, — перед нашей организацией встала масштабная задача. Нам поступил на реализацию проект, в рамках которого нам требуется изобразить несколько красных линий. Вы готовы взвалить на себя эту задачу?

— Конечно, — говорит Недозайцев. Он директор, и всегда готов взвалить на себя проблему, которую придется нести кому-то из коллектива. Впрочем, он тут же уточняет: — Мы же это можем?

Начальник отдела рисования Сидоряхин торопливо кивает:

— Да, разумеется. Вот у нас как раз сидит Петров, он наш лучший специалист в области рисования красных линий. Мы его специально пригласили на совещание, чтобы он высказал свое компетентное мнение.

— Очень приятно, — говорит Морковьева. — Ну, меня вы все знаете. А это — Леночка, она специалист по дизайну в нашей организации.

Леночка покрывается краской и смущенно улыбается. Она недавно закончила экономический, и к дизайну имеет такое же отношение, как утконос к проектированию дирижаблей.

— Так вот, — говорит Морковьева. — Нам нужно нарисовать семь красных линий. Все они должны быть строго перпендикулярны, и кроме того, некоторые нужно нарисовать зеленым цветом, а еще некоторые — прозрачным. Как вы считаете, это реально?

— Нет, — говорит Петров.

— Давайте не будем торопиться с ответом, Петров, — говорит Сидоряхин. — Задача поставлена, и ее нужно решить. Вы же профессионал, Петров. Не давайте нам повода считать, что вы не профессионал.

— Видите ли, — объясняет Петров, — термин «красная линия» подразумевает, что цвет линии — красный. Нарисовать красную линию зеленым цветом не то, чтобы невозможно, но очень близко к невозможному…

— Петров, ну что значит «невозможно»? — спрашивает Сидоряхин.

— Я просто обрисовываю ситуацию. Возможно, есть люди, страдающие дальтонизмом, для которых действительно не будет иметь значения цвет линии, но я не уверен, что целевая аудитория вашего проекта состоит исключительно из таких людей.

— То есть, в принципе, это возможно, мы правильно вас понимаем, Петров? — спрашивает Морковьева.

Петров осознает, что переборщил с образностью.

— Скажем проще, — говорит он. — Линию, как таковую, можно нарисовать совершенно любым цветом. Но чтобы получилась красная линия, следует использовать только красный цвет.

— Петров, вы нас не путайте, пожалуйста. Только что вы говорили, что это возможно.

Петров молча проклинает свою болтливость.

— Нет, вы неправильно меня поняли. Я хотел лишь сказать, что в некоторых, крайне редких ситуациях, цвет линии не будет иметь значения, но даже и тогда — линия все равно не будет красной. Понимаете, она красной не будет! Она будет зеленой. А вам нужна красная.

Наступает непродолжительное молчание, в котором отчетливо слышится тихое напряженное гудение синапсов.

— А что если, — осененный идеей, произносит Недозайцев, — нарисовать их синим цветом?

— Все равно не получится, — качает головой Петров. — Если нарисовать синим — получатся синие линии.

Опять молчание. На этот раз его прерывает сам Петров.

— И я еще не понял… Что вы имели в виду, когда говорили о линиях прозрачного цвета?

Морковьева смотрит на него снисходительно, как добрая учительница на отстающего ученика.

— Ну, как вам объяснить?.. Петров, вы разве не знаете, что такое «прозрачный»?

— Знаю.

— И что такое «красная линия», надеюсь, вам тоже не надо объяснять?

— Нет, не надо.

— Ну вот. Вы нарисуйте нам красные линии прозрачным цветом.

Петров на секунду замирает, обдумывая ситуацию.

— И как должен выглядеть результат, будьте добры, опишите пожалуйста? Как вы себе это представляете?

— Ну-у-у, Петро-о-ов! — говорит Сидоряхин. — Ну давайте не будем… У нас что, детский сад? Кто здесь специалист по красным линиям, Морковьева или вы?

— Я просто пытаюсь прояснить для себя детали задания…

— Ну, а что тут непонятного-то?.. — встревает в разговор Недозайцев. — Вы же знаете, что такое красная линия?

— Да, но…

— И что такое «прозрачный», вам тоже ясно?

— Разумеется, но…

— Так что вам объяснять-то? Петров, ну давайте не будем опускаться до непродуктивных споров. Задача поставлена, задача ясная и четкая. Если у вас есть конкретные вопросы, так задавайте.

— Вы же профессионал, — добавляет Сидоряхин.

— Ладно, — сдается Петров. — Бог с ним, с цветом. Но у вас там еще что-то с перпендикулярностью?..

— Да, — с готовностью подтверждает Морковьева. — Семь линий, все строго перпендикулярны.

— Перпендикулярны чему? — уточняет Петров.

Морковьева начинает просматривать свои бумаги.

— Э-э-э, — говорит она наконец. — Ну, как бы… Всему. Между собой. Ну, или как там… Я не знаю. Я думала, это вы знаете, какие бывают перпендикулярные линии, — наконец находится она.

— Да конечно знает, — взмахивает руками Сидоряхин. — Профессионалы мы тут, или не профессионалы?..

— Перпендикулярны могут быть две линии, — терпеливо объясняет Петров. — Все семь одновременно не могут быть перпендикулярными по отношению друг к другу. Это геометрия, 6 класс.

Морковьева встряхивает головой, отгоняя замаячивший призрак давно забытого школьного образования. Недозайцев хлопает ладонью по столу:

— Петров, давайте без вот этого: «6 класс, 6 класс». Давайте будем взаимно вежливы. Не будем делать намеков и скатываться до оскорблений. Давайте поддерживать конструктивный диалог. Здесь же не идиоты собрались.

— Я тоже так считаю, — говорит Сидоряхин.

Петров придвигает к себе листок бумаги.

— Хорошо, — говорит он. — Давайте, я вам нарисую. Вот линия. Так?

Морковьева утвердительно кивает головой.

— Рисуем другую… — говорит Петров. — Она перпендикулярна первой?

— Ну-у…

— Да, она перпендикулярна.

— Ну вот видите! — радостно восклицает Морковьева.

— Подождите, это еще не все. Теперь рисуем третью… Она перпендикулярна первой линии?..

Вдумчивое молчание. Не дождавшись ответа, Петров отвечает сам:

— Да, первой линии она перпендикулярна. Но со второй линией она не пересекается. Со второй линией они параллельны.

Наступает тишина. Потом Морковьева встает со своего места и, обогнув стол, заходит Петрову с тыла, заглядывая ему через плечо.

— Ну… — неуверенно произносит она. — Наверное, да.

— Вот в этом и дело, — говорит Петров, стремясь закрепить достигнутый успех. — Пока линий две, они могут быть перпендикулярны. Как только их становится больше…

— А можно мне ручку? — просит Морковьева.

Петров отдает ручку. Морковьева осторожно проводит несколько неуверенных линий.

— А если так?..

Петров вздыхает.

— Это называется треугольник. Нет, это не перпендикулярные линии. К тому же их три, а не семь.

Морковьева поджимает губы.

— А почему они синие? — вдруг спрашивает Недозайцев.

— Да, кстати, — поддерживает Сидоряхин. — Сам хотел спросить.

Петров несколько раз моргает, разглядывая рисунок.

— У меня ручка синяя, — наконец говорит он. — Я же просто чтобы продемонстрировать…

— Ну, так может, в этом и дело? — нетерпеливо перебивает его Недозайцев тоном человека, который только что разобрался в сложной концепции и спешит поделиться ею с окружающими, пока мысль не потеряна. — У вас линии синие. Вы нарисуйте красные, и давайте посмотрим, что получится.

— Получится то же самое, — уверенно говорит Петров.

— Ну, как то же самое? — говорит Недозайцев. — Как вы можете быть уверены, если вы даже не попробовали? Вы нарисуйте красные, и посмотрим.

— У меня нет красной ручки с собой, — признается Петров. — Но я могу совершенно…

— А что же вы не подготовились, — укоризненно говорит Сидоряхин. — Знали же, что будет собрание…

— Я абсолютно точно могу вам сказать, — в отчаянии говорит Петров, — что красным цветом получится точно то же самое.

— Вы же сами нам в прошлый раз говорили, — парирует Сидоряхин, — что рисовать красные линии нужно красным цветом. Вот, я записал себе даже. А сами рисуете их синей ручкой. Это что, красные линии по-вашему?

— Кстати, да, — замечает Недозайцев. — Я же еще спрашивал вас про синий цвет. Что вы мне ответили?

Петрова внезапно спасает Леночка, с интересом изучающая его рисунок со своего места.

— Мне кажется, я понимаю, — говорит она. — Вы же сейчас не о цвете говорите, да? Это у вас про вот эту, как вы ее называете? Перпер-чего-то-там?

— Перпендикулярность линий, да, — благодарно отзывается Петров. — Она с цветом линий никак не связана.

— Все, вы меня запутали окончательно, — говорит Недозайцев, переводя взгляд с одного участника собрания на другого. — Так у нас с чем проблемы? С цветом или с перпендикулярностью?

Морковьева издает растерянные звуки и качает головой. Она тоже запуталась.

— И с тем, и с другим, — тихо говорит Петров.

— Я ничего не могу понять, — говорит Недозайцев, разглядывая свои сцепленные в замок пальцы. — Вот есть задача. Нужно всего-то семь красных линий. Я понимаю, их было бы двадцать!.. Но тут-то всего семь. Задача простая. Наши заказчики хотят семь перпендикулярных линий. Верно?

Морковьева кивает.

— И Сидоряхин вот тоже не видит проблемы, — говорит Недозайцев. — Я прав, Сидоряхин?.. Ну вот. Так что нам мешает выполнить задачу?

— Геометрия, — со вздохом говорит Петров.

— Ну, вы просто не обращайте на нее внимания, вот и все! — произносит Морковьева.

Петров молчит, собираясь с мыслями. В его мозгу рождаются одна за другой красочные метафоры, которые позволили бы донести до окружающих сюрреализм происходящего, но как назло, все они, облекаясь в слова, начинаются неизменно словом «Блять!», совершенно неуместным в рамках деловой беседы.

Устав ждать ответа, Недозайцев произносит:

— Петров, вы ответьте просто — вы можете сделать или вы не можете? Я понимаю, что вы узкий специалист и не видите общей картины. Но это же несложно — нарисовать какие-то семь линий? Обсуждаем уже два часа какую-то ерунду, никак не можем прийти к решению.

— Да, — говорит Сидоряхин. — Вы вот только критикуете и говорите: «Невозможно! Невозможно!» Вы предложите нам свое решение проблемы! А то критиковать и дурак может, простите за выражение. Вы же профессионал!

Петров устало изрекает:

— Хорошо. Давайте я нарисую вам две гарантированно перпендикулярные красные линии, а остальные — прозрачным цветом. Они будут прозрачны, и их не будет видно, но я их нарисую. Вас это устроит?

— Нас это устроит? — оборачивается Морковьева к Леночке. — Да, нас устроит.

— Только еще хотя бы пару — зеленым цветом, — добавляет Леночка. — И еще у меня такой вопрос, можно?

— Да, — мертвым голосом разрешает Петров.

— Можно одну линию изобразить в виде котенка?

Петров молчит несколько секунд, а потом переспрашивает:

— Что?

— Ну, в виде котенка. Котеночка. Нашим пользователям нравятся зверюшки. Было бы очень здорово…

— Нет, — говорит Петров.

— А почему?

— Нет, я конечно могу нарисовать вам кота. Я не художник, но могу попытаться. Только это будет уже не линия. Это будет кот. Линия и кот — разные вещи.

— Котенок, — уточняет Морковьева. — Не кот, а котенок, такой маленький, симпатичный. Коты, они…

— Да все равно, — качает головой Петров.

— Совсем никак, да?.. — разочарованно спрашивает Леночка.

— Петров, вы хоть дослушали бы до конца, — раздраженно говорит Недозайцев. — Не дослушали, а уже говорите «Нет».

— Я понял мысль, — не поднимая взгляда от стола, говорит Петров. — Нарисовать линию в виде котенка невозможно.

— Ну и не надо тогда, — разрешает Леночка. — А птичку тоже не получится?

Петров молча поднимает на нее взгляд и Леночка все понимает.

— Ну и не надо тогда, — снова повторяет она.

Недозайцев хлопает ладонью по столу.

— Так на чем мы остановились? Что мы делаем?

— Семь красных линий, — говорит Морковьева. — Две красным цветом, и две зеленым, и остальные прозрачным. Да? Я же правильно поняла?

— Да, — подтверждает Сидоряхин прежде, чем Петров успевает открыть рот.

Недозайцев удовлетворенно кивает.

— Вот и отлично… Ну, тогда все, коллеги?.. Расходимся?.. Еще вопросы есть?..

— Ой, — вспоминает Леночка. — У нас еще есть красный воздушный шарик! Скажите, вы можете его надуть?

— Да, кстати, — говорит Морковьева. — Давайте это тоже сразу обсудим, чтобы два раза не собираться.

— Петров, — поворачивается Недозайцев к Петрову. — Мы это можем?

— А какое отношение ко мне имеет шарик? — удивленно спрашивает Петров.

— Он красный, — поясняет Леночка.

Петров тупо молчит, подрагивая кончиками пальцев.

— Петров, — нервно переспрашивает Недозайцев. — Так вы это можете или не можете? Простой же вопрос.

— Ну, — осторожно говорит Петров, — в принципе, я конечно могу, но…

— Хорошо, — кивает Недозайцев. — Съездите к ним, надуйте. Командировочные, если потребуется, выпишем.

— Завтра можно? — спрашивает Морковьева.

— Конечно, — отвечает Недозайцев. — Я думаю, проблем не будет… Ну, теперь у нас все?.. Отлично. Продуктивно поработали… Всем спасибо и до свидания!

Петров несколько раз моргает, чтобы вернуться в объективную реальность, потом встает и медленно бредет к выходу. У самого выхода Леночка догоняет его.

— А можно еще вас попросить? — краснея, говорит Леночка. — Вы когда шарик будете надувать… Вы можете надуть его в форме котенка?..

Петров вздыхает.

— Я все могу, — говорит он. — Я могу абсолютно все. Я профессионал.

Источник.